Александр Репин. Смелость города берёт!

Про таких людей, как Александр Анатольевич Репин, говорят: это — люди нового поколения. В Репине восхищает, как мастерски он справляется с бешеным ритмом жизни и добивается нереальных результатов. Он «не понарошку»озабочен развитием достойного уровня жизни для своего коллектива (а это 4 000 человек), для близких и родных людей. Александр Репин стоит на жизнеутверждающих ценностях любви, семьи, совести и чести. Учредитель холдинга «Сатурн-Р», который занялся предпринимательской деятельностью ещё в СССР, пережил распад государства, несколько кризисов и не только сохранил свой бизнес, но и расширил его, добавив новые направления. Показателен и такой момент: среди старшего поколения семьи Александра Репина есть те, кому присвоены титулы «Почётный житель». Это звание просто так не получают. Общечеловеческие ценности: социально-политические и нравственные принципы, разделяемые большинством населения, которые исповедовали родственники Александра Анатольевича, получили органичное развитие через призму сегодняшнего дня. Для них имели большое значение любовь, верные друзья, работа-призвание и собственное здоровье, а также здоровье близких. Все эти ценности исповедует и Александр Репин.

Об Александре Анатольевиче мы беседуем с его другом, директором одного из предприятий холдинга «Сатурн-Р» Санниковым Андреем Кельсиевичем.

Андрей Кельсиевич, какой был первый предпринимательский опыт Александра Анатольевича Репина?

О, это его одна из любимых историй, которые он рассказывает молодым предпринимателям. В 1981 году, во время учёбы, он «шабашил» на покраске цистерн на заводе «Пермнефтеоргсинтез». Что же такого предпринимательского было в той «шабашке»? Студенты работали бы очень долго и заработали бы очень мало, если бы Александр Анатольевич не придумал ноу-хау. Дело в том, что перед покраской цистерны надо было очистить от того, что к ним прилипло и старую краску. Чистить её было тяжело и долго. Но тут он увидел, как на другом предприятии используется пескоструйный аппарат. Репин оценил его потенциал и сам сделал почти такой же. Таким образом, на очистку цистерны стали тратить не день, а 20 минут. Потом эту огромную ёмкость надо было покрасить. Вручную. Но Александр Репин опять же подумал и из пескоструйного аппарата сделал краскопульт. В результате, вместо нескольких часов, на окраску цистерны стало уходить 5 минут. За 15 дней было сделано 100 вагонов, а за каждый вагон платили 60 рублей. И ребята на двоих заработали 6000 рублей. При том что в месяц, в среднем, люди зарабатывали по 180 рублей. Сейчас эта история воспринимается легко, но надо понимать, что времена тогда были другие и такая инициатива не всеми приветствовалась.

Андрей Кельсиевич, что заставило молодого Александра Репина, успешно поднимающегося по карьерной лестнице, заняться бизнесом? В тридцать с небольшим лет главным инженером СМУ Управления внутренних дел Пермского облисполкома — это очень хорошая карьера, зарплата, возможности и связи!

Работа в советском госучреждении — это рамки. Несмотря на высокую должность, он, видимо, всё равно ощущал себя человеком-функцией, который выполняет строго определённые задачи и не имеет права проявлять инициативу. Было скучно. Сам Репин понимал, что может гораздо больше. То время было достаточно романтичное: люди, уходившие с госпредприятий, очень быстро зарабатывали хорошие деньги и выходили на новый уровень жизни. Конечно же, уйти в неизвестность с высокой должности в серьёзном учреждении требовало определённой смелости, но в 1990 году Александр Репин сделал этот шаг. Он с партнёрами стал производить ангары для сельхозпроизводителей, причём Репин отвечал за производство. Когда пути с партнёрами разошлись, ему пришлось самому заниматься всем: и сбытом, и производством, и снабжением. А надо сказать, что одним из самых сложных было как раз снабжение. Ничего просто так купить было нельзя. Приходилось выстраивать бартерные сделки. Сюда — зерно, туда — муку, оттуда — металл, из которого сделали ангар и поставили за зерно. Но это, наверное, самая короткая цепочка. И вы знаете, требовалась определённая смелость, ездить в начале 90-х по России после развала СССР и заниматься этим.

Хорошо. Но это начало 90-х годов прошлого столетия и достаточно дикие времена. Как получилось, что Александр Репин перестал «мотаться» по стране и цивилизовал свой бизнес?

Наверное, это нормальный процесс развития его, как человека и предпринимателя, а также контакты с большим количеством людей. Он, как смелый человек, предложил открыть в Перми сервис-центр по обслуживанию холодильников «Стинол», завод по производству которых в 1993 году открылся в Липецкой области. Но вместо этого нам удалось получить дилерство и мы стали продавать холодильники в Перми. А потом и не только в Перми, но и по всей России. Причём так успешно, что на каком-то этапе мы продавали 40% всего объёма производимых холодильников, а когда в 2000 году завод купили итальянцы, они предложили Александру Репину выкупить их фирменный магазин в Липецке, в котором мы сейчас продаём автомобили.

Кстати, об автомобилях. Как Александру Анатольевичу удалось зайти в этот бизнес?!

Опять же смелость и упорство. Начинали мы с автомобилей «Москвич» и завод предложил нам серьёзную скидку, если мы купим сразу вагон машин. А ведь в 1994 году вагон купленных машин мог и не доехать до Перми. Поэтому нужна было смелость, чтобы вложить сегодня деньги и ждать пару недель машины. Потом завод АЗЛК перестал выпускать машины, а Александр Репин купил себе Volvo. Но ездить в Москву на техобслуживание ему надоело и он предложил производителю открыть сервис-центр Volvo в Перми. В результате открыл автосалон. Дилерство Volvo мы потом продали и сосредоточились на более народных марках Renault, Suzuki, к которым присоединились в дальнейшем Nissan, Jeep, Chrysler, Alfa Romeo, Lada, KIA, Subaru и Audi. Надо сказать, что взять дилерство — это тоже риск и смелость. А развить его — это упорный труд. Автобизнес не столь прибыльный, как себе представляют многие. Успех в нём — это результат ежедневной кропотливой работы. Причём ты сегодня вкладываешь большие деньги в салон, персонал, оборудование, а прибыль начинаешь получать только через несколько лет.

Я заметил, что Александр Репин не боится вкладывать средства в длинные проекты. Взять строительство многоквартирных домов, где финансовый цикл гораздо длиннее, чем в продаже автомобилей, а подводных камней гораздо больше. Неужели нет более простых способов заработать деньги?

Вы поймите, Репин по профессии и призванию — строитель. Насколько я понимаю, торговля бытовой техникой и автомобилями были для него способом заработать деньги, которые можно тут же вложить в строительство. Как вы правильно заметили, деньги оборачиваются в строительстве гораздо медленнее. И надо иметь определённую смелость и финансовую прочность, чтобы сегодня купить участок, завтра — год-два разрабатывать проект, проходить согласования и получать разрешение на строительство. Затем — начало строительства! Это тот момент, когда, наконец-то, можно получить назад вложенное за счёт продаж квартир и тут же инвестировать обратно, чтобы стройка не останавливалась. Ведь строить надо каждый день, а у нас перманентные кризисы. И очень много застройщиков погорело на том, что использовали кредитные деньги. И вот здесь надо честно признаться, что Репин — очень осторожный человек. Он опасается брать кредиты и поэтому холдинг строит жильё на те деньги, что есть у компании. И такая стратегия является залогом устойчивости холдинга «Сатурн-Р».

Бизнес-интересы Александра Анатольевича, как мне кажется, давно вышли за пределы автобизнеса или строительства. Управление жилой и коммерческой недвижимостью, завод по производству ЖБИ, транспортная компания, телекоммуникации, сельское хозяйство! И это только то, что сразу пришло в голову! Чего я ещё не знаю?

Ну телекоммуникации мы уже продали, хотя надо сказать, что наш интернет-провайдер был заметным игроком на этом рынке и поставлял очень качественную и устойчивую связь предприятиям. А вот сельское хозяйство — это очень интересная и сложная тема. Как я сказал вначале, Александр Анатольевич строил ангары в колхозах и сельское хозяйство очевидно было ему близко. Поэтому, на каком-то этапе, он решил обеспечить своих сотрудников качественной и недорогой сельскохозяйственной продукцией. И тут оказалось, что смелость не только города, но и сёла берёт тоже! В Култаево обанкротился совхоз «Россия» и мы на его базе создали агрохолдинг «Русь». Точнее, агрохолдингом он стал потом. А всё началось с ультрасовременной фермы с немецким оборудованием на 1000 коров. Александру Репину было интересно создать новое, европейское производство молока в Перми. И вы знаете, это получилось! Спустя 14 лет у нас уже 6000 коров, фермы не только в Култаево, но и в других территориях Пермского края, мы обрабатываем около 20 тысяч га земли, сами делаем комбикорма и производим около 100 тонн молока в сутки! Очень интересное, ответственное и сложное дело. Любой фермер в Пермском крае — это смелый человек. Любой. Потому что Пермский край — это зона рискованного земледелия. И любой фермер идёт на риск. А для этого нужна смелость. Но одно дело рисковать когда у тебя 10 коров, а другое дело заниматься сельским хозяйством когда у тебя 6 000 коров. Ответственность уже не в сотни, а в тысячи раз. Ведь случись что, и сотни тысяч детей в Пермском крае останутся без молочных продуктов. Поэтому у нас на фермах строжайший контроль и учёт, которые мы осуществляем с помощью компьютерных технологий: у каждой коровы чип и вся информация о ней собирается на сервере и автоматически анализируется. Какой вес, сколько дала молока и т.д. Также своя лаборатория, которая позволяет контролировать качество молока. Надо сказать, что многое создано благодаря господдержке. Но если сравнивать с соседними регионами, то она не так велика. Например, дотации на молоко в соседних регионах почти в 2 раза выше. Хотелось бы и нам столько же для устойчивого развития, но….

(В этот момент в комнату, где мы беседуем с А.К. Санниковым, входит Александр Репин, подключается к нашему разговору. И я задаю вопрос напрямую.)

Александр Анатольевич, а что мешает в Пермском крае выплачивать сельхозпроизводителям такие же дотации, как у соседей? Тем более, что они южнее и земледелие у них не столь рискованное?

Александр Репин

Я думаю, что грамотному распределению финансовых ресурсов в Пермском крае мешает некое прожектёрство, когда средства распыляются по большому количеству разных проектов, от которых нет никакой отдачи. Взять хотя бы нашумевшую историю с пермским зоопарком, когда за несколько лет исчезли сотни миллионов рублей, а нового зоопарка как не было, так нет. Я понимаю, что власти нужны громкие и красивые пиар-проекты, которые можно поставить себе в заслугу. Но производителям сельхозпродукции нужна постоянная, системная и достаточная, я подчеркну именно достаточная, поддержка. Да и не только им, но и производителям вообще! В том числе и строителям. Причём это ведь могут быть не только региональные средства. Существует большое количество федеральных программ, в которые Пермский край просто боится заявляться. А это огромный просчёт властей. Необходимо привлекать в регион и осваивать все средства, которые только возможно. Это ведь и рабочие места, и развитие производств, и повышение уровня жизни! Посмотрите на то, как наши соседи умело используют федеральный ресурс. Екатеринбург, в котором не было футбольной команды в премьер-лиге, вписался в ЧМ по футболу, а Пермь, в котором такая команда была, даже заявки не подала!
Проблем на самом деле много. И далеко не все из них финансовые, хотя конечно же финансовые одни из самых важных. Ряд проблем — из области здравого смысла. Вот простой пример: не секрет, что людей лечат до сих пор месту жительства. При этом никого не волнует ни расстояние от места жительства до больницы, ни количество больниц между тем местом, где человек живёт до больницы, к которой он приписан вопреки здравому смыслу.
Вы так посмотрели на меня, что я понял, что нужны конкретные примеры. Хорошо. Возьмём село Шемети в Добрянском районе. Оно находится на правом берегу, а Добрянка и ЦРБ (центральная районная больница) — на левом берегу. И жители Шеметей едут в ЦРБ, проезжая мимо больниц на Гайве. Зачем? Почему? У нас люди для больниц или больницы для людей?! И это ведь не единичная ситуация. Возьмём посёлок железнодорожной станции Чайковская. И транспортно, и географически он ближе к Краснокамску. Но так как прописка больницы в Нытвенском районе, его жители вынуждены лечиться в Нытве. И таких примеров масса! Между Пермью и Ильинским часть дороги проходит по территории Краснокамского городского округа. Возьмите карту и посмотрите, где эта дорога, где Краснокамск и прикиньте, за сколько времени сотрудники ГИБДД Краснокамского городского округа доедут до места ДТП на этой дороге. А ведь и реформа здравоохранения, и реформа границ муниципальных образований не требуют больших денег. Они требуют политической воли и здравого смысла.

Кроме недостаточного уровня субсидирования сельского хозяйства, что ещё не так ?

Многое что не так. Возьмём образование. Я член Общественной палаты Пермского края, один из основателей отделения Общероссийского народного фронта в Пермском крае и прекрасно знаю, сколько лет общественники указывают на отвратительный подход к подушевому финансированию школ в Пермском крае. Найдите закон Татарстана к примеру и попробуйте найти аналогичный закон Пермского края. Нет его! У нас нет прозрачного и понятного финансирования школ. А это значит, что одной школе можно дать больше, если директор ведёт себя правильно, а другой — меньше. И таким образом манипулировать и директорами школ, и педагогическим составом. А это неправильно! Ведь страдают в конечном итоге учителя и дети! Должны быть честные и прозрачные правила игры, понятные всем. В том числе и родителям детей. И тогда исчезнет и постыдная практика поборов в школах.
Или оплата труда бюджетников. Вы знаете какие оклады у врачей?

Честно говоря, точно не знаю, но зарплаты, говорят, сейчас не самые низкие.

Ну не самые низкие они стали после того, как Президент России буквально кулаком по столу стукнул и потребовал обеспечить выполнение его Указов. В том числе — платить нормальную зарплату врачам и учителям. Я про оклады. Так вот: оклад врача — около 7000 рублей. И пускай сегодня он получает вместе с надбавками 70 тысяч рублей, а завтра? Останется с голым окладом? Я считаю, оклады у бюджетников должны быть адекватные. Чтобы врачи и учителя не зависели от настроения главного врача или директора школы. Чтобы чувствовали себя защищёнными. И не только врачи и учителя, но и чиновники. Я, конечно, понимаю, что сейчас модно ругать чиновников. Но как их можно ругать поголовно, если у чиновника с высшим образованием, только поступившим на работу, начальный оклад около 14 000 рублей, а с секретностью — около 16000 рублей. И всё!

Ну у нас в сёлах и того меньше платят….

Вот! А всё почему? Потому что государство позволяет это делать! А ведь есть такое понятие как МРОТ. Минимальный размер оплаты труда. Скажите, что мешает региону установить МРОТ значительно выше прожиточного минимума?
(Для справки: МРОТ в Пермском крае — 12130 рублей, минимальный прожиточный минимум для работающих — 11338 рублей — прим. редакции).

Может быть денег нет?

Нет. Деньги есть. Есть нежелание платить налоги. Я на своих предприятиях плачу только белую зарплату и все налоги с неё, какие положены. И она значительно выше МРОТ. И поэтому я могу смело сказать, что МРОТ должен быть как два прожиточных минимума. Или 22676 рублей. Это та зарплата, на которую можно хоть как-то жить, а не просто выживать. Но это не только зарплата. Это НДФЛ (налог на доходы физических лиц 13% — прим. редакции), который уходит как в региональный бюджет, так и в местные бюджеты. Это финансирование здравоохранения и пенсий. Особенно актуальным повышение МРОТ стало сейчас, когда Президент снизил взносы во внебюджетные фонды для малого бизнеса в 2 раза! Но это не значит, что эти деньги должны оставаться в прибыли предприятий. Это значит, что деньги должны пойти на увеличение зарплат людей! И это будет выгодно всем. Люди ведь не вывезут эти деньги за границу. Они их потратят здесь, в Пермском крае. И поддержат местный бизнес, который заплатит чуть больше налогов. А в выигрыше будут все: и жители, и предприниматели, и бюджет Пермского края!

Александр Анатольевич, а вы не боитесь, что эти простые и в общем-то понятные и реализуемые идеи у вас просто перехватят оппоненты?

Нет. Не боюсь. И буду только рад. По одной простой причине: от этого выиграют все. И я в том числе.


Алексей Степанов