Из нефтяной преисподней

Больше двух недель назад из «нефтяной топи» в районе городской свалки были спасены животные – лось, ястреб и ёж. Парнокопытное из пожарных рукавов отмыли сотрудники службы МЧС. Чуть позже на том же месте случайно были найдены ещё два представителя фауны — ёж и птица.
Колючие иголки ежа отмыть от нефтесодержащей жидкости не составило особого труда. Делали мы это в два этапа — сначала поливали иголки обычным растительным маслом (благодаря этому из них вымывалась нефтесодержащая гадость), а с масляной плёнкой боролись моющим средством. Ещё раз спасибо уборщице ЦДНГ-5, которая в отличие от учёных мужей с высшим образованием — инженеров добытчиков чёрного золота — ПАО «ЛУКОЙЛ-ПЕРМЬ» оказалась в курсе, чем отмыть нефтяные отходы со зверьков. Следуя её совету, мы с лёгкой душой отпустили спасённого ёжика в тот же день.
А вот выручить из беды пернатое создание удалось не сразу – нефтяные отходы пропитали перьевой покров. После четырёхчасовой процедуры отмывания удалось лишь расклеить крылья и лапки ¬ масло подсолнечника размягчало налипшую гущу совсем по чуть-чуть. Поэтому было принято решение на время забрать пернатого домой. По форме клюва и профилю мы решили, что это ястреб. Понять, что это за подвид — а их оказывается множество — тогда было невозможно.
Мы связались со всеми возможными государственными ведомствами и организациями с одной лишь целью – узнать, как более эффективно и менее мучительно для пташки семейства ястребиных произвести процедуру очистки его оперенья. Однако, ничего нового нам предложить не могли.
На протяжении двух недель ястреб, которого все уже полюбили и начали называть Кешей, адаптировался к условиям проживания в непосредственной близи с человеком — сначала боязливо, а потом терпеливо принимал людскую заботу. По совету пермских орнитологов кормили Кешу куриными субпродуктами, поили водой с добавлением сорбента (для снижения интоксикации). Каждый день в его затвердевшие перья лёгкими массажными движениями втирали масло. Когда оно становилось тёмным от нефтяных отходов – смывали моющим для посуды средством, а после промокали бумажными салфетками и мягкой тканью. Постепенно перья из непонятного чёрного месива начали приобретать вид оперенья благородной птицы.
Два раза в день Кешу выносили на прогулку. Птица неоднократно пыталась взлететь, но сначала ей это не удавалось.
В конце прошлой недели перья были окончательно очищены от нефтяной гадости. Ястреб начал подниматься всё выше, его движения с каждым днём становились увереннее. К понедельнику он настолько окреп, что пролетел над Мазунинским полем и присел на верхушку высокого дерева. Убедившись, что с птицей всё в порядке, мы оставили ястреба в привычной для него среде обитания.
Запечатлённые на видео моменты полёта нашего подопечного мы показали пермским специалистам. Просмотрев хроники, нам сообщили, что с чёрным коршуном – по оценке орнитологов представитель именно этого подвида семейства ястребиных попал в производственную ловушку «человека неразумного» – по виду всё в порядке.

У этой истории счастливая развязка. Но если посмотреть глобальнее, то не всё так радужно. Представьте, ястреб – олицетворение земли осинской. В данный момент у него не лучшее экологическое «самочувствие». Это показал недавний визит Росприроднадзора – только в районе городской свалки обнаружено несколько очагов загрязнения нефтепродуктами. А сколько их ещё скрыто в осинских просторах – доподлинно неизвестно никому.
Судьба нашей малой Родины — в наших руках. И только от нашего гражданского сознания и активной жизненной позиции зависит то, какой её увидят наши предки. Поэтому если вам на глаза попались следы неаккуратной деятельности нефтяников, не проходите мимо – при возможности зафиксируйте нарушение экологического законодательства на камеру мобильного телефона и сообщите о нём в надзорные и правоохранительные органы.
Евгений Блинов