Свой системы. Пьяный эпизод

Вместо члена семьи главного осинского полицейского
садят простого парня

Эта история, которую мы подробно описывали в статье «Свой системы» в выпуске №23 (483) от 15 июня 2019 года, началась вечером 16 августа прошлого года. Если вкратце: недалеко от поворота в деревню Козлова на трассе столкнулись «десятка» и мопед, двигавшиеся в попутном направлении. Мопед выехал на трассу, проехал порядка 80 м и в него сзади врезался ВАЗ-2110. В ДТП погиб пассажир мопеда. Суд вынес обвинительный приговор водителю автомобиля, назначив ему 2 года и 3 месяца, с отбыванием наказания в колонии-поселении. К тому же с обвиняемого взыскана компенсация морального вреда в размере 800 тысяч рублей в пользу матери погибшего и 600 тысяч рублей в пользу отца.

Но в этой истории есть ряд очень важных моментов. Во-первых, водитель мопеда пренебрёг знаком приоритета при выезде из деревни Козлова на трассу. Во-вторых, у мопеда не работал спидометр, на нём не было госномеров, отсутствовал задний фонарь, а водитель и пассажир были без касок. В-третьих, водитель мопеда, который, к слову, не имел водительских прав, в момент аварии находился в состоянии алкогольного опьянения. И именно последний пункт стал поводом для того, чтобы вновь вернутся к этому неоднозначному делу.

Спустя несколько часов после ДТП, согласно протоколу 59 МА 095522, как и положено при ДТП, водитель автомобиля Зверев был направлен на медицинское освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, в результате которого было определено, что водитель Зверев в момент ДТП был абсолютно трезв, в его крови не нашли ни алкоголь (0 ‰), ни наркотических веществ. Погибшего также обследовали на состояние алкогольного опьянения (концентрация этилового спирта в крови составила 0,9 ‰), в заключении указано на наличие алкогольного опьянения. А вот водителя мопеда, непосредственного участника ДТП, сотрудники ГИБДД просто «продули в трубочку» и на медосвидетельствование, в отличие от водителя автомобиля, не направили. И, как следует из акта, «продували в трубочку» даже без понятых, поэтому утверждать, что дул именно Смирнов (водитель мопеда) нет никаких оснований.

Из этого вытекает очевидный вопрос: почему Смирнова не направили не медицинское освидетельствование? Согласно статье 27.12 Кодекса об административных правонарушениях, «при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения». В нашем случае таких оснований было предостаточно. Это показание прибора, указанное в акте 59 АГ №050864, которое составило 0,03 мг/л, при огромной погрешности самого прибора равной 10,05 мг/л (так указано в акте). А также показания Смирнова, данные им перед проведением теста на алкоголь, в которых он заявлял, что вместе с погибшим выпил 2 литра пива в бане перед тем, как выехать на трассу. Но при всём при этом, направлять на медосвидетельствование его не стали.

Фрагмент из материалов дела.
Показания Смирнова от 17.08.2018 г. 00:05 ч.

Примечание к статье 12.8 КоАП РФ: «Административная ответственность, предусмотренная настоящей статьёй и частью 3 статьи 12.27 настоящего Кодекса, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или наличием абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови, либо в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека».

Есть основания предполагать, что такой неоднозначный подход к участникам ДТП, был связан с тем, что водитель мопеда в момент аварии всё-таки был в состоянии алкогольного опьянения, и медицинское освидетельствование подтвердило бы этот факт. А, как нам уже известно, у водителя мопеда Смирнова в данной ситуации есть одно весомое преимущество – он является членом семьи главного осинского полицейского Дьяконова.

В настоящий момент редакция газеты «Мир предложений» располагает неопровержимыми доказательствами, согласно которым водитель мопеда в момент ДТП находился в состоянии алкогольного опьянения. Степень опьянения Смирнова примерно в два раза превышала допустимую норму. В данный момент водитель мопеда Смирнов проходит по этому делу в качестве свидетеля. И здесь важно понимать, что в основу обвинительного приговора лёг следственный эксперимент по определению скорости мопеда, в котором, как мы уже писали, скорость мопеда в момент аварии была определена по субъективным ощущениям Смирнова. Сейчас выходит так, что заключение экспертизы было сделано на основании показаний водителя мопеда, который в момент дорожно-транспортного происшествия, унёсшего жизнь шестнадцатилетнего парня, был в состоянии алкогольного опьянения.

Хотелось бы отметить ещё один характеризующий «качество» ведения уголовного дела момент. Изучая материалы дела, нас удивило явное противоречие: в «Сведениях о водителях и транспортных средствах, участвовавших в дорожно-транспортном происшествии», составленных инспектором по исполнению административного законодательства Сергеевой, на 54 странице дела указано, что все участники ДТП были трезвыми. Хотя на предыдущей странице в медицинском заключении чёрным по белому написано, что погибший находился в состоянии алкогольного опьянения. Прокурора и судью это не удивило, только нас.

Заседание апелляционного суда назначено на 9 июля.

Евгений Блинов